23 МАРТА 1942 ГОДА ЗАВЕРШИЛСЯ 1000-КИЛОМЕТРОВЫЙ РЕЙД БЕЛОРУССКИХ ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ

23 МАРТА 1942 ГОДА ЗАВЕРШИЛСЯ 1000-КИЛОМЕТРОВЫЙ РЕЙД БЕЛОРУССКИХ ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ.

23 марта 1942 года партизанские соединения под командованием героев-мстителей В.З. Коржа, А.И. Далидовича и Н.Н. Розова завершили 1000-километровый рейд по Любаньскому, Старобинскому, Краснослободскому и Ленинскому районам Минской и Пинской областей Белорусской ССР Союза Советских Социалистических Республик.

В течение трёх недель боёв с фашистскими оккупантами в их глубоком тылу, партизанские соединения уничтожали тыловую инфраструктуру захватчиков. Взрывали мосты, имевшие для немцев стратегическое значение, пускали под откос поезда с личным составом неприятельских войск, с техникой и оружием боевого назначения.

Народные мстители разгромили множество полицейских участков, казнили изменников Родины. Среди населения партизаны проводили разъяснительную работу, делились с людьми информацией о положении дел на фронтах Великой Отечественной войны, о разгроме группировки западно-фашистских войск под Москвой.

Рогачевско-Жлобинская операция 1944 года

76 лет назад в этот день, 26 февраля 1944 года, завершилась Рогачёвско-Жлобинская наступательная операция (21-26 февраля 1944 года). Войска 1-го Белорусского фронта генерала армии К.К.Рокоссовского нанесли серьёзное поражение 9-й армии противника, но части правого крыла фронта были вынуждены перейти к обороне. В результате операции наши войска создали условия последующего наступления на бобруйском направлении.

Рогачевско-Жлобинская наступательная операция 1-го Белорусского фронта, командующий генерал армии Константин Рокоссовский, началась 21 февраля 1944 года. Цель операции – нанести удар немецкой 9-й армии группы армий «Центр», форсировать Днепр, создать условия для наступления на Бобруйском наступлении. Продолжалась пять дней.

Наступление советских войск началось в ночь на 21 февраля. Успеху на первом этапе способствовал примененный нестандартный прием. В военной тактике обычно наступательной операции предшествует массированный артиллерийский огонь по переднему краю противника. В этот раз артиллерийская подготовка была начата одновременно с атакой. Когда был дан сигнал к артиллерийскому огню, советские части в темноте преодолели пойму Днепра, подошли к его правому обрывистому берегу и оказались в «мертвом пространстве», недосягаемом для вражеского огня.

В первый день боев был захвачен плацдарм на правом берегу Днепра в четырнадцать километров по фронту и до пяти километров в глубину. Однако глубинная оборона противника прорвана не была. Важное значение имели действия в тылу противника, причем лыжных батальонов, широко используемых для диверсий в годы Великой Отечественной в зимний период. Крупный отряд советских лыжников дошел по тылам противника до Рогачева, перерезал все дороги, ведущие от Рогачева на Мадору и Быхов, и что особенно важно, железную дорогу Могилев — Рогачев. Так немцы были лишены возможности подтянуть резервы, перекрыты были и пути отхода для фашистов.

Глубинная оборона противника была прорвана на третий день операции, 23 февраля. Однако командование группой армий «Центр» во главе с генерал-фельдмаршалом Эрнстом Бушем подтянуло к плацдарму боев силы сразу трех танковых дивизий: 4-й, 5-й и 20-й. Завязались кровопролитные бои. И все же 24 февраля войска 3-й армии в ходе ночного штурма освободили Рогачев. В честь этого в Москве был дан салют.

В ходе сражения бойцы Красной армии совершили не один личный подвиг. К примеру, деревню Вищин в Гомельской области мало кто знает, но только в ходе боев за нее трое советских воинов за совершенные подвиги удостоены звания Героев Советского Союза. Один из них — командир стрелковой роты старший лейтенант Иван Иванович Хмель. Рота во главе с ним скрытно преодолела Днепр, бойцы вышли к позициям врага, и во время артподготовки Иван Хмель повел роту в атаку. В результате этих действий была обеспечена переброска артиллерии по льду через Днепр. Командир роты погиб, посмертно Иван Хмель был удостоен звания Героя Советского Союза.

25 февраля немецкое сопротивление наступлению советских войск усилилось, наши войска несли значительные потери. 26 февраля было принято решение перейти к оборонительным действиям. Задачи, поставленные перед началом Рогачевско-Жлобинской операции, в основном, были выполнены. Советские войска нанесли серьезное поражение противнику, ликвидировали его плацдарм на левом берегу Днепра, форсировали Днепр и захватили крупный плацдарм на его правом берегу: 62 км по фронту и до 30 км в глубину. Этот плацдарм сыграл большую роль в последующей Бобруйской наступательной операции.

За боевые отличия в ходе Рогачевско-Жлобинской операции 13 соединений и частей советских войск получили почетное наименование - Рогачевские.

Никто не забыт, ничто не забыто! Мы помним! Мы гордимся! Вечная память героям!

Маршал Победы

78 лет назад в этот день, 18 января 1943 года, нашему выдающемуся военачальнику, заместителю Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами - первому заместителю Народного комиссара обороны СССР генералу армии Георгию Константиновичу Жукову было присвоено звание Маршал Советского Союза.

Он стал первым, кому было присвоено это звание в период Великой Отечественной войны!

Без прошлого нет будущего! Никто не забыт, ничто не забыто! Мы помним! Мы гордимся! Вечная память!

 

Летчик-истребитель Лидия Литвяк – «Белая лилия Сталинграда»

Она родилась 18 августа 1921 года в Москве. Тогда о небе мечтали многие. Вдохновленные подвигами Валерия Чкалова, Михаила Громова и Георгия Байдукова, а также женщин-авиаторов Марии Расковой, Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко, юноши и девушки устремлялись в аэроклубы. Лидия Литвяк не стала исключением. С 14 лет занималась в аэроклубе. В 15 лет она уже совершила свой первый самостоятельный полет. В 19 лет закончила Херсонскую авиашколу. Почему Херсонскую, а не родную Московскую? Дело в том, что в 1937 году ее отца, железнодорожника Владимира Литвяка арестовали. Как дочери «врага народа» Лиде не светила учеба в авиационном училище. И девушка предпринимает умный и неожиданный шаг: она не стала отрекаться от родного отца, просто устроилась рабочей в геологическую экспедицию на Крайний Север и по быстрому свалила из Москвы, подальше от бдительных чекистских глаз. Когда Ежова сняли и репрессии немного поутихли, она вернулась из экспедиции, но не в Москву, а к родственникам в Херсон. Там и закончила авиаучилище летчиков-инструкторов. Работала в Калининском аэроклубе – подготовила 45 летчиков.

lilia2

С первых дней войны Литвяк пыталась попасть на фронт. А когда узнала о том, что известная лётчица Герой Советского Союза Марина Раскова приступила к формированию женских авиаполков, быстро добилась своего. Опять схитрила, приписав к имевшемуся налёту дополнительные 100 часов, и получила назначение в авиагруппу истребителей. Изначально планировалось создать один женский полк, но желающих собралось на целую армию. И тогда сформировали три полка: 586-й истребительный, где девушки должны были летать на Як-1, 587-й бомбардировочный на Пе-2 и 588-й ночной бомбардировочный на легких У-2, летчиц которого фашисты назовут «Ночными ведьмами».

В 1942 году Лидия Литвяк или как ее все называли Лиля, была зачислена в состав 586-го истребительного авиационного полка противовоздушной обороны. Службу, как и некоторые другие лётчики, не имеющие диплома о выпуске из военного училища, изначально проходила в звании сержанта. Быстро освоила истребитель Як-1, по признанию ветеранов, довольно сложный самолет в пилотировании, особенно модели ранних модификаций.

Но женщина и в небе остается женщиной. По характеру Лиля больше напоминала кокетливую Женю Дементьеву, а не суровую и неприступную Лидию Литовченко: любила духи и наряды, постоянно нарушала устав украшая свою форму, шила летящие шарфики из парашютного шелка, а в кабине своего Яка тайком от начальства пристраивала букетик полевых цветов. Всю ночь не спала, отпарывала мех со своих унт, чтобы сделать себе модный воротничок на комбинезон. За что и получила нагоняй и гауптвахту от суровой Марии Расковой.
Свои первые боевые вылеты отважная лётчица совершила в составе 586-го женского истребительного авиаполка весной 1942 года в небе Саратова, прикрывая Волгу от налётов вражеской авиации. С 15 апреля по 10 сентября 1942 года выполнила 35 боевых вылетов на патрулирование и сопровождение транспортных самолётов с важными грузами. В августе 1942 года, она в группе со своей подругой Катей Будановой отправила к земле вражеский бомбардировщик «Юнкерс» Ju-88.

10 сентября 1942 года, в составе того же полка, прибыла под Сталинград. Уже во втором вылете сбила бомбардировщик «юнкерс», затем выручая свою подругу Раю Беляеву, у которой кончились боеприпасы, заняла её место и после упорного поединка подбила «мессер» за штурвалом которого находился немецкий летчик-ас, одержавший 30 воздушных побед, кавалер Рыцарского креста лейтенант барон Ганс Фусс. Он успел на парашюте выпрыгнуть из горящей машины и попал в плен. Когда титулованному летчику представили ту, которая "свергла" его с небес, он обомлел, посчитал, что его разыгрывают. Однако Лидия не растерялась и описала детали боя, которые могли знать только они оба. Барон, молча, снял с руки золотые часы и подарил их необычной девушке. После этого боя на борту своего самолета Лидия попросила нарисовать белую лилию. Тогда же за ней закрепился и позывной «лилия-44». Так и расцвела «белая лилия Сталинграда».
Вскоре несколько девушек-летчиков, в том числе и Лилю перевели в 9-й гвардейский истребительный авиационный полк (ГИАП) — своеобразную сборную лучших летчиков, созданную для завоевания превосходства в воздухе. Женское истребительное звено просуществовало недолго. Его командир, старший лейтенант Р. Беляева, вскоре была сбита и после вынужденного прыжка с парашютом долго лечилась. Вслед за ней выбыла из строя по болезни М. Кузнецова. В полку остались только 2 лётчицы: Лидия Литвяк и Екатерина Буданова. Вскоре Лидия сбила ещё один бомбардировщик. Новыми боевыми победами была увенчана их слава, и после перевода 8 января 1943 года в 296-й истребительный авиационный полк. К февралю Литвяк выполнила 16 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков, разведку войск противника и прикрытие наших наземных войск.

В одном из боев её «Як» был подбит, и Лидия совершила вынужденную посадку на вражеской территории. Выскочив из кабины она, отстреливаясь, бросилась бежать от приближающихся к ней немецких солдат. Но расстояние между ними быстро сокращалось. Вот уже последний патрон остался в стволе... И вдруг над головами противника пронесся наш штурмовик. Поливая немецких солдат огнём, он заставил их броситься на землю. Затем, выпустив шасси, спланировал рядом с Лидой и остановился. Не вылезая из самолёта, лётчик отчаянно замахал руками. Девушка бросилась навстречу, втиснулась пилоту на колени, самолёт пошёл на взлёт и вскоре Лида была в полку...
23 февраля 1943 года Литвяк вручили новую боевую награду - орден Красной Звезды. Чуть раньше, 22 декабря 1942 года, она была награждена медалью "За оборону Сталинграда".
Боевые вылеты, жестокие воздушные бои, новые победы. И любовь. В полку она встретилась с бравым летчиком, Героем Советского Союза, Алексеем Соломатиным и стала его ведомой и любимой. 22 марта в районе Ростова-на-Дону уже младший лейтенант Лидия Литвяк участвовала в перехвате группы немецких бомбардировщиков. В ходе боя ей удалось сбить один самолёт. Заметив шестёрку Me-109, вступила с ними в неравный бой, давая своим боевым товарищам выполнить боевую задачу. «Её машина держалась в воздухе буквально на честном слове и на одном крыле. Сама Литвяк получила ранение в ногу, но всё же сумела привести самолёт на аэродром», вспоминали ветераны. Ее отправили в госпиталь, затем — домой, восстанавливаться. Но через две недели Лиля вернулась в полк и вновь взмыла в воздух. И в тот же день Алесей Соломатин сделал ей предложение. Теперь они стали мужем и женой, брак зарегистрировал командир полка.
Но часто недолгим бывает счастье на войне. 21 мая 1943 года Герой Советского Союза капитан Алексей Соломатин, летчик-ас сбивший 13 самолётов противника лично и 16 — в группе, погибает. Причем не в бою, а во время учебного вылета. «При стрельбе по щитам на высоте 200 метров с углом 15–20° сделал левую бочку с опусканием носа, и в положении вверх колёсами на высоте 50 метров ударился о землю в центре аэродрома Поповка». Погиб на глазах любимой жены и верных товарищей.

Лидия ожесточилась, ей предлагали отдохнуть, но она упрямо рвалась в бой. В те дни на участке фронта, где действовал полк, немцы эффективно использовали аэростат - корректировщик. Неоднократные попытки сбить эту "колбасу", прикрываемую сильным зенитным огнём и истребителями, ни к чему не приводили. 31 мая, Лиля поднявшись в воздух прошла вдоль линии фронта в сторону, затем углубилась в тыл противника и на аэростат зашла уже из глубины вражеской территории, со стороны солнца. Скоротечная атака длилась менее одной минуты!...
16 июля шестёрка наших "Яков" завязала бой с 30 "Юнкерсами" и 6 "Мессерами" сопровождения, пытавшимися нанести удар по нашим войскам. В этом бою Литвяк сбила лично один вражеский бомбардировщик Ju-88 и подбила истребитель Ме-109. Но был подбит и её самолёт. Преследуемая противником до самой земли, она сумела посадить свой "Як" на фюзеляж. Наблюдавшие за боем пехотинцы прикрыли огнём её приземление. А когда увидели что смелый и отчаянный летчик - хрупкая, белокурая девушка пришли в изумление. Невзирая на лёгкие осколочные ранения в ногу и плечо, Лиля отказалась ехать лечиться.

В конце июля — начале августа 1943 шли тяжёлые бои по прорыву немецкой обороны на рубеже реки Миус, закрывавшем дорогу на Донбасс. Бои на земле сопровождались упорной борьбой за превосходство в воздухе. И опять потери друзей и товарищей. В одном из боев погибла лучшая подруга Лили – Катя Буданова. Литвяк отомстила за нее - сбила лично два самолёта противника и один — в группе. Из четвёртого вылета она не вернулась. Как-то в момент откровения Лидия сказала механику самолёта, своей подруге: «Больше всего, я боюсь пропасть без вести. Всё, что угодно, только не это». И по иронии судьбы именно это случилось...

1 августа 1943 года, 9 «яшек» завязали бой с 12 «мессерами» прикрывающими 30 «юнкерсов». Завязалась стремительная круговерть. И вот уже горит сбитый кем-то «Юнкерс», затем разваливается на куски «Мессер». Враг не прошел. Но когда наши самолеты возвращались на базу, из пелены выскочил «Мессер» и, прежде чем нырнуть обратно в облака, успел дать очередь по самолету с белой лилией на фюзеляже. Лидин «Як» как бы провалился, но у земли лётчица, видимо, пыталась выровнять его... Во всяком случае, так рассказывал товарищам ведомый Лидии в этом бою - Александр Евдокимов. Это родило надежду, что она осталась жива. Её долго искали, но так и не смогли выяснить судьбу летчицы. После того как в одном из боев погиб Евдокимов, поиски прекратили, он один знал где упал самолет Лили.

lilia3

На тот момент на боевом счету Лидии Литвяк было 168 боевых вылетов, 12 уничтоженных самолётов противника лично и 4 – в группе. По традиции, установившейся с Первой Мировой войны, асом считался пилот, одержавший 5 побед. Командование дивизии подготовило представление Лидии Литвяк к званию Героя Советского Союза, но прошли слухи, что летчица попала в немецкий плен, и представление было отложено (по другой версии, к званию Героя Советского Союза не могли быть представлены лица, пропавшие без вести).
В 1979 году юные поисковики школы № 1 города Красный Луч выяснили что в районе хутора Кожевня, летом 1943 года упал советский истребитель. Пилотом, раненым в голову, была женщина. Местные жители похоронили ее в братской могиле села Дмитриевка Донецкой области как «неизвестную летчицу». Это была Лида, что подтвердилось ходом дальнейших расследований.

В июле 1988 года имя Лидии Литвяк было увековечено в месте её захоронения, а ветераны полка, в котором она воевала, возобновили ходатайство о присвоении ей звания Героя Советского Союза посмертно. И справедливость восторжествовала - спустя почти полвека, указом 5 мая 1990 года Лидии Владимировне Литвяк было присвоено звание старшего лейтенанта и звание Героя Советского Союза. К сожалению, посмертно. Орден Ленина № 460056 и медаль "Золотая Звезда" № 11616 были переданы на хранение родственникам погибшей Героини.

 

На острие главного удара: первая победа в битве за Москву

Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков известен менее, чем Жуков, Рокоссовский и Конев. Однако для победы над врагом он сделал немало. Огромную роль танкисты Катукова сыграли в битве под Москвой. Именно они первыми стали использовать тактику танковых засад и смогли остановить немецкие танки на подступах к русской столице. Толкового танкового командира заметил Сталин, и именно Катуков наряду с другими знаменитыми нашими танковыми командирами являлся создателем войсковых соединений с большим количеством бронированных машин. Создавал и руководил сначала механизированным корпусом, а потом и танковой армией.

6 октября 1941 года южнее Мценска 4-я танковая бригада полковника Михаила Катукова остановила наступление десятикратно превосходящей ее по боевой мощи 2-й танковой армии генерал-полковника Гейнца Гудериана.
22 новеньких Т-34 они получили прямо с конвейера Сталинградского тракторного завода. Танкисты сами принимали участие в сборке этих боевых машин. Они торопились — немногие уцелевшие солдаты полностью погибшей в проклятом Уманском котле 15-й танковой дивизии РККА. В августе немцы сожгли все их танки, а танкисты — те, кто чудом выжил и не сдался в плен — рвались в бой. Дождавшись получения с уральских заводов танков КВ-1, 30 сентября 1941 года 4-я танковая бригада полковника Михаила Катукова убыла на Западный фронт.

В Кубинке они получили еще и легкие танки БТ-5 и БТ-7, а 2 октября поступил приказ форсированным маршем идти в район Мценска. Оставив в тылу окруженные под Брянском и Вязьмой советские дивизии, туда шла 2-я танковая группа Гудериана — прямым ходом на Москву.
Исходя из опыта войны на Западе, германское военное командование запланировало для покорения Советского Союза такие темпы наступления своих механизированных колонн: во встречном бою — 40-50 километров в день, во время прорыва и выхода в тылы противника — 80-90 километров в день. Так и продвигалась 4-я танковая дивизия генерал-майора Виллибальда фон Лангерман-Эрленкампа, и остановить ее было некому и нечем. 3 октября немцы ворвались в Орел, затем, дав передышку личному составу и заправив технику, двинулись на Мценск.

    

6 октября 1941 года германские танки окружив в чистом поле у орловского села Первый Воин нашу отступавшую пехоту, начали давить людей гусеницами. И вдруг на помощь погибавшим красноармейцам пришли четыре советских Т-34. «Тридцатьчетверки» с ходу атаковали вчетверо превосходящего врага. Меняя огневые позиции, наши танки в лихом скоротечном бою уничтожили сразу полтора десятка немецких танков.
«Южнее Мценска 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить...». Так в своих мемуарах лучший танковый стратег фашистского «рейха» генерал-полковник Гейнц Гудериан, прозванный «Гейнцем-ураганом», описывает первую встречу в бою своих прежде непобедимых танкистов с советской 4-й танковой бригадой полковника Михаила Катукова.

Бригада появилась под Орлом неожиданно для противника. Немецкое командование не знало, какие силы действуют против войск вермахта. Поэтому Гудериан был вынужден остановить свои танки. Вперед пошли разведдозоры — искать «дыры» в невесть откуда появившейся советской обороне. Но на всех направлениях немцы натыкались на стоявшие в засадах или быстро маневрирующие группы Т-34 — молодой полковник Катуков показал, что искусством танкового боя он владеет мастерски!

Его солдаты были под стать командиру. 6 октября 1941 года экипаж танка Т-34 лейтенанта Кукаркина в одном бою снайперскими выстрелами из танковой пушки уничтожил 16 вражеских танков. Группа из четырех Т-34 лейтенанта Лавриненко уничтожила 15 танков врага, два орудия и четыре мотоцикла. В том же бою у села Первый Воин экипаж танка Т-34, которым командовал старший сержант Капотов, записал на свой счет шесть танков противника, а экипаж старшего сержанта Антонова — семь танков и два противотанковых орудия. Еще шесть танков подбил KB-1 младшего лейтенанта Полянского.

Но это были еще не все «подарки» для Гудериана. Во второй половине дня 6 октября прибывший в распоряжение полковника Катукова дивизион реактивных «Катюш», развернувшись сразу с марша, нанес удар по скоплению живой силы и техники противника. Было уничтожено еще 43 немецких танка, 16 орудий, шесть автомашин и много вражеских солдат.

Такого ошеломляющего разгрома немцы в боях на Восточном фронте (а на других фронтах — и подавно) еще не испытывали!

Не видел еще таких успехов своих войск на этой войне и Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин. Восемь суток танковая бригада полковника Михаила Катукова сдерживала наступление десятикратно превосходящей ее по боевой мощи танковой армады. И ведь не какие-нибудь румыны или другие фашистские прихвостни перли на Москву, а немцы — сильные, опытные бойцы, фронтовики. Но на их силу нашлась наша сила. За восемь дней и ночей практически непрерывных боев танкистами Катукова было уничтожено 133 танка, две бронемашины, две танкетки, 10 полевых орудий, 12 автомашин, две цистерны с горючим, 35 противотанковых орудий, 15 тягачей с боеприпасами, шесть минометов, четыре зенитки, восемь самолетов и до 1 000 солдат с офицеров вермахта.
Через месяц, 11 ноября 1941 года, приказом Народного Комиссара Обороны СССР за отважные и умелые действия личного состава в боях, 4-я танковая бригада уже генерал-майора Михаила Катукова была удостоена почетного звания «гвардейская» и переименована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду. Это самое первое гвардейское танковое соединение в нашей армии.

Дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков — один из лучших советских полководцев Великой Отечественной войны. Его имя сегодня носит одна из улиц Москвы.

Responsive Free Joomla template by L.THEME