СЖАТЬ СЕРДЦЕ В КУЛАК!

Сжать серце в кулак!

Большая и тяжёлая ноша легла на женские плечи. Женщины, оставшись одни, растили детей, ждали возвращения с фронта мужей, сыновей и верили, что враг непременно будет разгромлен. Вчерашние школьницы стояли у станков, сеяли и пекли хлеб, шили полушубки для солдат. Хрупкие от природы, они воевали наравне с мужчинами. Лётчицы, связистки, снайперы, водители, разведчицы... Не существовало такой специальности, которую в военное лихолетье не могла бы освоить женщина! Они смотрели смерти в глаза, не переставая быть чуткими, не теряя веры в добро и справедливость. Им приходилось сжимать своё сердце в кулак в обстановке голода и разрухи, слёз и смертей, под разрывами снарядов и пулемётными очередями. Преодолевая страх и боль, они шли к Великой Победе...

Нелёгок был этот путь у фронтовых врачей, медсестёр и санитарок. Изо дня в день они вытаскивали с того света наших воинов, возвращая их в строй. Этим удивительным женщинам сегодня уже за девяносто. Вспомним о подвиге всего трёх героинь.

Старший сержант Мария Гагарина

Мария родом из глубинки, в семнадцать лет отправилась в Иркутск, чтобы получить образование. Со слезами отпускала её мать – ведь молоденькая совсем, тяжело одной в незнакомом большом городе. Но собрала чемоданчик с вещами, да и благословила дочку в путь. Судьба, как уж повернётся... По танцулькам Мария не ходила, прилежно училась, чтобы стать хорошим медиком.

Трудовой стаж её начался в конце лета 1939 года. В то время только что окончивших медицинские курсы иркутских студентов направляли в военный госпиталь, принимающий раненых солдат и командиров, участвующих в боях на Халхин-Голе. Вот и Мария оказалась в их числе. За несколько месяцев, проведённых в Маньчжурии, ей удалось обрести бесценный опыт. Там операционная сестра Гагарина научилась работе с тяжелоранеными, полюбив всем сердцем хирургию.

– Из неумелых, робких «цыплят» мы превратились в умелых помощников врачей, – рассказывает Мария Николаевна. – А в сентябре 1939-го, сразу после заключения перемирия между СССР и Японией, нас всех обеспечили новым местом работы. Меня направили в медпункт Рудногорска Иркутской области. Но не прошло и двух лет, как грянула уже большая война.

В числе первых Мария обратилась в военкомат с просьбой отправить на фронт. В июле 1941 года она пополнила ряды Красной Армии и снова попросилась в помощники к хирургам. Любила старший сержант медслужбы Гагарина своё дело, хотя и вспоминает со слезами на глазах, с чем ей приходилось сталкиваться в годы юности.

– Перевязки, обработка ран... Быстро нужно было соображать, держать себя в руках. Дали ногу или руку, только что отрезанную, унесла – и снова за работу, – рассказывает Мария Николаевна.
Нелёгкой была работа в подвижном эвакогоспитале. Труднее всего, по словам фронтовички, было смотреть на ровесников с тяжёлыми ранениями, а таких были сотни...

– Лежит он весь перебинтованный после операции, а я смотрю на него, и плакать хочется, а нельзя. Работать нужно.
Раненые поступали день и ночь. Особенно, когда шло наступление. После сражений медики несколько дней проводили без сна, буквально валились с ног.

– Фронт продвигается, и мы за ним, – говорит Мария Николаевна. – Дошли до Сталино, нынешнего Донецка. И не просто шли, тащили на себе тяжёлые сумки с вещами.
На одном из таких маршей Мария Гагарина тяжело заболела.

– Стоял жаркий летний день, а мы всё идём и идём... Вода закончилась, в горле так пересохло, что слова не вымолвишь. Увидела лужу рядом с дорогой. Встала на четвереньки, черпнула ладонями воды мутной, сделала пару глотков, хотя и знала о возможных последствиях. Спустя несколько часов температура подскочила, а марш продолжается. Так на ногах и перенесла инфекцию.

После войны Гагарина приехала в Москву. Нельзя было ей оставаться в столице, действовал приказ: откуда кто призывался, туда ему и возвращаться, восстанавливать страну. Но Марии некуда было ехать, дом за эти годы развалился, родители ютились у знакомых, бедствовали. Маша устроилась на работу в больницу, выбила себе койко-место в общежитии, благо в паспортном столе отнеслись с пониманием к фронтовой медсестре.

Большим счастьем для неё стала встреча с инженером Иваном Кисленко. Они поженились, прожили долгую и дружную жизнь.

...В беседе Мария Кисленко не раз подчёркивала, что раненых с поля боя, как санитары, она не вытаскивала, подвигов не совершала, да и вообще, таких, как она, были тысячи. В этой скромности тоже ощущается патриотизм, естественный для её поколения.

«Проявила себя отличницей»

    

Зима 1939 года. Полуостров Ханко. Военный госпиталь. В палату для тяжелораненых поступил молодой командир. Его имя – Карп Суворов. Несколько дней назад при выполнении боевого задания он получил пулю от финского снайпера. Она прошла буквально в сантиметре от сердца, задев часть лёгкого и пробив лопатку. Карп выжил – невиданное везение. Да ещё и встретил в госпитале чудесную девушку – палаточную медсестру Наталью Сазыкину.

 

Если и говорят, что любовь с первого взгляда бывает, то это именно тот случай. Наташа выходила своего лейтенанта, и после выздоровления и выписки из госпиталя, они расписались в Казанском ЗАГСе Москвы.

1941 год для молодожёнов обещал быть счастливым, они ждали ребёнка. Но счастье оборвалось 22 июня – началась Великой Отечественная война. Последовала эвакуация с острова.
Кронштадт – Ленинград – Москва – такой путь уже на приличном сроке беременности проделала Наташа Суворова. Из столицы девушка направилась в Пензенскую область к своей тётушке в село Кера. Там и появился на свет первый и единственный сын Суворовых – Геннадий. Отец его в то время уже защищал Родину, участвовал в героической обороне Ленинграда. Малышу не было и года, как Наталья устроилась на работу в голицынский эвакогоспиталь. Любили бойцы Наталью Петровну. Было за что. Очень душевная и милая женщина. Человек с большим сердцем.

Вот какие строки содержит документ, который Наталья Петровна бережно хранит вместе с наградами: «Тов.Сазыкина Н.П. работала медсестрой 10-го отд. эвакогоспиталя 1843, к работе своей относилась добросовестно, выполняла возложенные на неё обязанности аккуратно и пользовалась авторитетом и любовью раненых. Проявила себя ОТЛИЧНИЦЕЙ».

В 1944 году Карпа Суворова после второго тяжёлого ранения комиссовали. Приехал он к семье в Пензенскую область, где они и встретили весть об окончании войны. Жизнь у них сложилась счастливой, хотя и трудной. 

...Сейчас Илья, правнук Натальи Петровны, проходит службу по призыву в подмосковном Ногинске. Он – связист. В наследство ему перейдут документы и фотографии, хранящие историю семьи Суворовых. Историю его Отечества – России.

Санинструктор Анечка

22 июня 1941 года сон семнадцатилетней Анны Лукьяновой прервал разговор родителей. Девушка побежала в столовую. Отец при виде дочери замолчал, а на лице матери появились слёзы. «Отжили, мать...Война...» – коротко сказал отец. Жизнь была поделена на до и после.

– Мой отец был строителем, хорошим плотником. Таких специалистов, как он, особенно часто отправляли для работы на дорожно-транспортные объекты. Отца направили в 20-ю армию, – рассказывает Анна Тройнина, которая в девичестве была Лукьяновой.

– Не могла я сидеть сложа руки, трудиться в тылу попросту не хотела. В мае 1942-го пришла в военкомат и попросилась добровольно на фронт, – вспоминает Анна Гавриловна. – Маму и старшую сестру к тому времени эвакуировали, а меня призвали. Служили с отцом в одной армии, письма друг другу писали.

Так получилось, что молоденькую Анечку сперва назначили помощником повара в 151-й стрелковой дивизии. Но это ей была не по душе, хотелось на передовую.
Анне удалось перевестись в медсанбат, стать санинструктором, хотя специальных курсов она не окончивала. Оказывать первую помощь научилась в школе, в армии на практике подтвердила свои знания и навыки, её и оставили на передовой. Ох и трудное это дело! Речь не о физических нагрузках и опасностях на поле боя, вспоминает Анна Гавриловна. Трудно было общаться с теми, кого война изувечила, возвращать им веру в себя, желание жизнь.

– Раз в три месяца обязательной была процедура сдачи крови, – вспоминает санинструктор Лукьянова, поясняя, что сдавали её все медики примерно по 300 миллилитров.
Бывали и такие случаи, когда требовалось прямое переливание крови. Анна Гавриловна рассказала, что не только она являлась донором, но и ей самой требовалась именно такая помощь. За годы службы у неё было три ранения. Одно она получила под Оршей, другое – под Витебском, третье, после которого и была комиссована, – под Бобруйском. О том, последнем, расскажем подробнее.

Старший сержант медслужбы Лукьянова в составе группы прочёсывала лес. Вдруг раздался выстрел. Красноармеец, который шёл недалеко от неё, упал и начал звать на помощь. Анна ползком пробралась к парню, начала оказывать ему первую помощь, и тут недалеко упала граната. При взрыве парень погиб. А её многочисленные осколки попали Анне в руку.

– Меня из-за этого и комиссовали, рука совсем нерабочей стала. А дивизия, в которой я служила, дошла потом до Кёнигсберга, – рассказывает собеседница.

Фронтовые истории вашему автору посчастливилось услышать лично от этих героических женщин, побывав у них в гостях вместе с сотрудницами Московского Дома ветеранов Юлией Кузьминой, Анжеликой Явкиной и Анастасией Родионовой. Эти девушки – старшие на участках, для участников Великой Отечественной войны они словно дочери. Заботятся о ветеранах, навещают, помогают. В душе они такие же, какими Маша, Наташа и Анна были в сорок первом.

Ольга МОСКОВЧЕНКО, «Красная звезда»

А завтра была война

13 октября 2020 года свой 100-летний юбилей отметила участница Великой Отечественной войны, военный врач Зинаида Силовна Тимошкова. С юбилеем ее поздравили сотрудники Московского Дома ветеранов.

ARV2    ARV3

Зинаида Силовна Тимошкова - коренная москвичка. После окончания 8 классов школы в 1938 году поступила в Центральную московскую зубоврачебную школу. После окончания обучения в 1940 г. была направлена на работу заведующей зубным кабинетом на Балтийский Флот в 1-ю ОБМП (отдельная бригада морской пехоты), где она и встретила войну.

«В субботу, 21 июня 1941 г., был прекрасный солнечный день! Лучшим ребятам дали увольнительную в Выборг. Счастье было — не могу передать. Ребята готовились, в порядок себя привели: брючки стрелочкой, белоснежные форменки, бескозырочки. Приготовились, уложили все свои вещи, легли спать. А завтра, 22 июня в 4 часа ночи началась война. Нас подняли по тревоге. Мирная жизнь закончилась», - вспоминает Зинаида Силовна.

«Уже в августе мы участвовали в страшных боях. Пошли по Выборгской земле, потому что находились на Карельском перешейке. Финны воевали против нас. Получилось так: основная часть направилась в Эстонию, а при нашей части была школа младших командиров, с которой я пошла под Выборг. Запомнился страшный первый бой. Мы пришли на место. Лес кругом, непонятно, где передний край, где тыл. Неподалёку сидели ребята, человек пять. И вдруг начался миномётный обстрел, и осколки попали в них. И сразу крик: «Зиночка, помоги!» Между прочим, хочу отметить, у всех раненых первым словом было «мамочка». «Ой, мамочка, Зиночка, санитар, помогите!» Подбегаю и понять не могу, где чья нога, где чья рука, где голова: уже полутрупы лежали. Их положили на носилки и понесли. Настолько было страшно! Только что это были боевые ребята, а после обстрела все остались калеками, а может, кто-то не выжил», - вспоминает Зинаида Силовна.

В периоды затишья на передовой Зинаида Силовна была зубным врачом, а как начинался бой по штатному расписанию – заместитель начальника эвакуационного отделения.
Ее133-й полк воевал под Колпино, держал оборону в районе Московской Славянки (начало сентября 1941 г.), участвовал в прорыве блокады Ленинграда (18 января 1943 г.).

«8 сентября 1941 г. сомкнулось кольцо, началась блокада Ленинграда. Блокада — это страшная штука. Особенно на переднем крае. Ложились отдыхать, а по тебе вошки ползут — тоже не уснёшь. Страшными были 1942 год и начало 1943 года... Голодно, холодно. Курить тоже было нечего. Ребята, бывало, из телогрейки вату вытаскивали, скручивали цигарку и курили. А потом начались цинга, дизентерия и куриная слепота, при которой вечером человек ничего не видит. В тылу, который находился за пять километров, стали варить нам витамины. Варили их так: хвою обдавали кипятком, настаивали. Вешали на нас фляжки с раствором. Я в каждую землянку входила и каждому по полкружечки этого раствора давала против цинги. Над нами постоянно летали «Мессершмитты» с чёрными крестами. Строчили из пулеметов, а мы потом подбирали раненых и убитых. Какие ужасы были... Мне трудно передать, что творилось. Очень тяжело было. Но всё равно мы выстояли», - говорит долгожительница.

Зинаида Силовна закончила войну в Чехословакии в звании старшего лейтенанта медицинской службы на должности заместитель начальника эвакоотделения, 1-й Украинский фронт. Она награждена: орденами Отечественной войны 2-й степени, «Знак почёта», медалями «За отваг», «Защитнику крепости Кронштадта в обороне Ленинграда 1941-1944 гг.», «За победу над Германией 1941-1945 гг.».

«Санаторий на дому»: один день из жизни московского ветерана

Московские ветераны регулярно получают надомные социальные услуги: соцработники доставляют им продукты питания и лекарства, помогают оплатить квитанции за электричество, сопровождают в госпиталь и другое. Одинокие и тяжелобольные ветераны пользуются службой неотложной помощи «Тревожная кнопка»: через нее можно связаться с городскими службами, вызвать медиков или спасателей. Также работает оздоровительная программа «Санаторий на дому». В этом году в ней уже поучаствовали 2730 человек. Рассказываем, сколько длится один заезд и какую поддержку получают москвичи.

     

Оздоровительная программа «Санаторий на дому» от Московского дома ветеранов и Вооруженных Сил предназначена для тех, кто по состоянию здоровья не может выехать на санаторно-курортное лечение. Путевку на отдых в домашних условиях помогает оформить соцработник через Службу подбора ветеранов на медико-социальную реабилитацию, которая взаимодействует с ветеранскими организациями округов и районов.
В течение трех недель ветерана на дому посещают врач и медсестра: у него берется кровь на сахар, измеряется артериальное давление, прослушиваются легкие. При необходимости врач назначает дыхательную и лечебную гимнастику, физиопроцедуры, внутримышечные инъекции, ¬¬¬дают рекомендации по лечению.

Служил в воздушно-десантных войсках
Семейная пара Янышевых — участники сентябрьского заезда «Санаторий на дому». 95-летний Юрий Петрович и его 92-летняя супруга Елена Ивановна — ветераны войны. «Санаторием на дому» они пользуются уже в третий раз: программой очень довольны. Рассказывают: два раза за заезд бригада привозит им продуктовый набор, собранный индивидуально под каждого ветерана. Например, в последний раз Янышевым привезли рыбу, сыр, печень трески, финики, сухофрукты, крупы, минеральную воду. Все предназначено для диетического питания, которое так необходимо и полезно людям старшего возраста.

   

Юрий Петрович родился под Тулой, в 1943 году был призван в армию. Победу встретил в Чехословакии. «Сначала прыгали с парашютом в Раменском, потом попал в воздушно-десантную дивизию — нас отправили на Карельский фронт. После нашей победы там Финляндия вышла из войны, вот таков был наш первый подвиг. Но вернулось обратно нас мало. Всю войну прошел рядовым разведчиком, дослужился потом до полковника», — вспоминает ветеран.
Его супруга, коренная москвичка Елена Ивановна, всю войну прожила под Тулой, трудилась в совхозе. Вспоминает: когда первый раз оказалась в деревне — все ей было в новинку. Но нужно было работать, поэтому всему быстро научилась: печь хлеб, молотить зерно, полоть грядки.
В итоге Юрий Петрович связал свою жизнь с катерной службой: после войны его вскоре призвали в военно-морские силы. Елена Ивановна закончила медицинский техникум, работала акушеркой. После получения высшего педагогического образования трудилась редактором в военном издательстве.
«Считаю, нам очень повезло иметь такую поддержку от города. Социальный работник, оздоровительная программа — все нравится. Также к нам часто в гости приезжают из Сергиева Посада, где я служил, привозят подарки. Всегда спросят о самочувствии. Для нас это очень важно», — поделился Юрий Петрович.

Как работают медики
Перед тем, как бригада медиков приступила к сентябрьскому заезду, врачи и медсестры сдали анализ на коронавирус. Такое обследование теперь будет перед каждой сменой. При посещении ветеранов врачи и медсестры соблюдают все правила безопасности: надевают перчатки, маски, бахилы, пользуются антисептиками.

   

«При формировании продуктовых пакетов учитывается самочувствие ветерана, его хронические заболевания. Я посещаю ветеранов каждый день: измеряю им давление, спрашиваю про самочувствие, делаю уколы, провожу физиопроцедуры, гимнастику. Каждую неделю ветерана посещает врач», — рассказала медсестра Раиса Жукова.

Например, в бригаде врача общей практики Елены Мальцевой, которая вела семью Янышевых, пять медсестер. За один заезд они обсуживают порядка 30 ветеранов. При первом посещении врач назначает витаминные комплексы, смотрит анализы и наблюдает за состоянием ветерана, корректирует назначения районного врача.
«Многим ветеранам назначаем легкий массаж, растирание. Они часто жалуются на боли в коленных и плечевых суставах. Подбираем ветеранам максимально полезные и щадящие комплексы. Еще рекомендуем делать гимнастику и больше двигаться — даже в пределах квартиры», — рассказала Елена Мальцева.

Начальник Медико-социального управления Московского дома ветеранов войн и Вооруженных Сил Сергей Радченко: 

«Всего в этому году запланировано 11 заездов — по 390 человек в каждом. В прошлые годы мы организовывали по 14 заездов, но из-за пандемии коронавируса три заезда в этом году пришлось отменить. В оздоровительной программе „Санаторий на дому“ могут участвовать ветераны со всех округов столицы — инвалиды и участники ВОВ, труженики тыла, ветераны боевых действий, вдовы погибших».

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Праздник мудрости и добра: Совет Московского Дома ветеранов войн и Вооруженных Сил поздравляет ветеранов с Днем пожилых людей!

Дорогие ветераны! Уважаемые друзья! Поздравляем вас с Днем пожилых людей — праздником мудрости и добра!

Сегодня мы чествуем наших родителей, наставников, ветеранов, которые создавали и защищали все, чем мы по праву гордимся.

Международный день пожилых людей – это еще один повод выразить свою любовь, заботу, поддержку и уважение – в них так нуждается поколение, так много сделавшее для нас.

Почтение к старшим – обязательное условие существования любого здорового общества. В этом чувстве сливаются уважение к жизненному опыту и сердечная благодарность родителям, наставникам, старшим товарищам за участие в нашей судьбе. Внимательное отношение к пожилым людям – показатель того, что душа народа жива, а его будущее опирается на твердый фундамент прошлого. Их память хранит живую историю, и каждое их слово, каждое воспоминание и мудрый совет бесценны для нас.

Сегодня большой коллектив Московского Дома ветеранов находится на переднем крае борьбы за здоровье самых пожилых и одиноких жителей нашей страны – фронтовиков, ветеранов войны, многие из которых подошли к 100-летнему рубежу или даже перешагнули этот рубеж.

Забота о них – наш священный долг! Только общими усилиями мы можем обеспечить, чтобы люди пожилого возраста не только жили дольше, но и чтобы жизнь их была более полноценной и радостной.

Совет Московского Дом ветеранов

 

 

Легендарному разведчику Сергею Романовцеву 95 лет

29 сентября свой 95-летний юбилей отметил легендарный фронтовик, Герой Советского Союза Сергей Дмитриевич Романовцев. Одними из первых ветерана поздравили сотрудники Московского Дома ветеранов – главный специалист Управления надомного обслуживания Татьяна Букреева и социальный работник-сиделка Александра Санджиева. Сергей Дмитриевич Романцев состоит на обслуживании в Московском Доме ветеранов с 2006 года.

RECET3

Сергей Дмитриевич Романовцев родился 29 сентября 1925 года в Туле, в семье потомственных оружейников. Дед был одним из помощников знаменитого конструктора винтовки образца 1891 года Мосина. Отец трудился на местном патронном заводе.

Великая Отечественная началась для него, студента техникума, со строительства оборонительных сооружений. Затем было участие в обороне Тулы в качестве бойца -истребителя танков, направление в 1-е Московское пулеметное училище, эвакуированное в Рязань. За 4 месяца учебы, благодаря ежедневным 12-часовым занятиям и тренировкам, он мастерски овладел армейской профессией пулеметчика.

В период подготовки к Курской битве летом 1943 года советским командованием создавались резервы для Юго-Западного фронта. Туда срочно перебрасывались и курсантские батальоны из военных училищ. В составе одного из таких подразделений Сергей Романовцев в конце июня прибыл в район города Купянска Харьковской области, где дислоцировалась 8-я гвардейская армия под командованием генерала Василия Чуйкова.

RECET2

Боевое крещение гвардии сержант Романовцев принял в знаменитой Голой Долине, что на реке Северский Донец. Пулеметный расчет под его командованием действовал на одном из самых трудных участков. Ему удалось отразить шесть контратак противника. После того боя каждый боец из состава расчета был отмечен наградой. За умелые, инициативные действия орденом Славы III степени был награжден и Сергей.
Но звездный час будущего Героя пробил при выполнении боевых заданий по форсированию рек Ингул и Ингулец под Кривым Рогом. В конце февраля 1944 года 8-й гвардейской армии была поставлена задача форсировать реку Ингулец и захватить плацдарм на правом берегу с тем, чтобы обеспечить наступление на город Новый Буг.

Командиру разведроты гвардии старшему лейтенанту Федору Каткову и командиру взвода добровольцев гвардии сержанту Сергею Романовцеву было приказано с наступлением темноты переправиться на вражеский берег и установить расположение позиций противника на обозначенном участке. В случае обнаружения немецких патрулей нужно было бесшумно уничтожить их силами взвода.
Через проделанную подчиненными Романовцева брешь разведчики Каткова ушли в тыл противника. Но фашисты почуяли неладное, забили тревогу. Взводу Романовцева пришлось вступить в бой. До подхода главных сил подразделения бойцы отразили несколько атак немецких автоматчиков. Бой несколько раз переходил в рукопашную...

К исходу следующей ночи оставшийся в живых личный состав взвода Романовцева в составе батальона участвовал в освобождении поселка Зеленое. То утро выдалось пасмурным и холодным. В наступление пришлось пойти без обычной артподготовки: раскисший чернозем оказался союзником немцам - он затруднял продвижение артиллерии полка.

Фашисты смогли упредить наше наступление, ударили по наступавшим с флангов. Фактически предстоял чуть ли не расстрел батальона.

- Боевой опыт диктовал нам: не останавливаться, идти только вперед, - вспоминает Сергей Дмитриевич. - Мы приняли решение втащить нашего «Максима» на соседний курган и с него прикрыть огнем батальон.
Взобравшись на высоту, бойцы увидели, как со стороны села Цвитково к месту боя устремились группы фашистских автоматчиков. Сергей тут же дал по противнику длинную очередь, потом еще одну.

- Падают, падают гады! - закричал подчиненный Романовцева гвардии ефрейтор Леонид Рожков.

- А у меня в тот момент голову лишь одна мысль сверлила, - вспоминает фронтовик, - «Максимка», только не подведи, только не откажи!.. Помню, руки на весу онемели, заныли до самых плеч. Но ослабить хватку никак нельзя: пулемет, что норовистый конь, - хоть и требует к себе уважения и любви, но держать его надо так, чтобы не виснуть на рукоятках. Иначе прицельного огня не получится.
«Максимка» в том бою не подвел. Но фашисты заметили огневую точку, ударили по ней из танков. Несмотря на смертельную опасность, наши солдаты не покинули своих позиций. На счастье в это время заговорила батарея наших противотанкистов. Она вынудила танки врага отступить. Боевая задача была выполнена.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года гвардии сержанту С.Д. Романовцеву за проявленные в боях мужество и героизм было присвоено звание Героя Советского Союза. Высокую награду вручал воину лично командарм Чуйков.

Здесь нельзя не упомянуть вот какого факта. После тех жестоких боев минули уже десятилетия. Но жители Кривого Рога, район которого вместе со своими боевыми товарищами освобождал Сергей Романовцев, и сегодня свято хранят память о своих освободителях. Действует мемориальный комплекс, в котором ежегодно открываются новые памятные стелы, доски, знаки в честь солдат Великой Отечественной. Благодарные потомки не разбирают сегодня воинов по принадлежности к государствам, на которые спустя годы раскололась страна-победительница... Пару лет назад памятный знак на криворожской земле появился и в честь Героя Советского Союза москвича Сергея Дмитриевича Романовцева.

В январе 1945 года началась Висло-Одерская операция. Батальону, в котором служил Романовцев, предстояло действовать на реке Варта. Подразделение получило задачу захватить плацдарм на занятом врагом берегу реки и обеспечить переправу главных сил дивизии. Полноводная, с быстрым течением река имела крутой берег, усеянный вражескими огневыми точками.

Задолго до рассвета рота гвардии лейтенанта И. Галкина вышла на прибрежный лед. Впереди было более ста метров открытого пространства. С противоположного берега взвилась ракета и осветила темную воду с плывущими по ней льдинами и фигурками людей. Берег засверкал вспышками выстрелов...
Понеся большие потери, рота Галкина вынуждена была повернуть обратно. Тогда командир батальона гвардии майор Шадман Умаров, его заместитель по политической части гвардии капитан Александр Кончин и комсорг полка гвардии сержант Романовцев решают личным примером воодушевить и повести за собой солдат. Вода кипела от пулеметных очередей, мин и снарядов. Было светло как днем. Но отважные бойцы упорно двигались вперед. Ряды штурмовиков таяли...

- На берег выбрались тогда лишь восемь смельчаков, - вспоминает Сергей Дмитриевич. - Среди них Кончин, Умаров, Иван Елкин и я. Позже, ценой невероятных усилий выплыл пулеметчик Семенов, раненный в ногу.
Завязался ожесточенный бой. В течение часа, до подхода своего подкрепления, бойцы на крохотном плацдарме сдерживали натиск врага. На том берегу еще оставались станковые пулеметы и минометы. Александр Кончин, отбив у немцев лодку, с помощью троса организовал паромную переправу. По ней на захваченный пятачок было доставлено оружие и боеприпасы.

С рассветом атаки противника усилились. Против небольшого подразделения фашисты бросили целых два своих батальона, предприняли 9 контратак. Но они не увенчались успехом.
Наступила вторая ночь. Насквозь промерзшие после ледяной купели, истощенные непрерывными боями люди, многие с ранениями, были измотаны. Но - полны решимости сражаться до победы! И когда они вновь устремились в атаку, врагу показалось, что в бой вступили свежие силы - столь ошеломляющим был их натиск. К утру рубеж был взят. За проявленные в тех боях стойкость и отвагу Романовцев был награжден орденом Красного Знамени. А майор Умаров, капитан Кончин, рядовые Иван Елкин и Петр Семенов удостоены звания Героя Советского Союза.


Войну он закончил в Берлине, который штурмовал вместе со своими товарищами. Здесь, на одной из берлинских улиц, выстрел из фаустпатрона оборвал жизнь Героя Советского Союза Александра Кончина. Среди тех, кто хоронил и прощался с Героем, был и Сергей Романовцев.

По окончании войны Сергей Дмитриевич, дослужившийся на фронте до офицерских погон, окончил с отличием Ленинградский военно-педагогический институт имени М.И. Калинина. Затем была учеба в Военной академии Генерального штаба и почти полвека работы по дипломатической линии на ответственных заданиях в странах Западной Европы и Америки. В наградном списке фронтовика помимо Золотой Звезды Героя ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, Славы III степени, десятки медалей.

 

 

Responsive Free Joomla template by L.THEME