По дну Ладоги

За пятьдесят суток работы без отдыха и почти без сна строители соорудили трубопровод, позволивший обеспечить защитников Ленинграда горючим.


В апреле 1942 года было принято решение о прокладке бензопровода в блокадный Ленинград по дну Ладожского озера. Ставка Верховного Главнокомандования дала строителям 50 дней на его сооружение. 29 километров труб (в том числе 21 км под водой) были уложены за 43 дня (5 мая – 16 июня 1942-го). От мыса (косы) Кареджи на восточном берегу Ладожского озера (пункт приёма горючего с железной дороги) – до станции Борисова Грива на западном берегу в 45 км от Ленинграда.
Трасса проходила по дну, порой на глубине до 13 метров. Ладожский трубопровод имел огромное значение для обороны и жизнеобеспечения города – по нему в Ленинград поступило свыше 40 тысяч тонн горючего. После снятия блокады он был демонтирован.
Военный инженер Давид Яковлевич Шинберг, руководивший проектом строительства Ладожского бензопровода, вёл в годы войны личный дневник. Некоторые его страницы мы сегодня публикуем.


1942 год
12 апреля
Два дня назад узнал, что назначен главным инженером проекта Ладожского бензопровода. Вопрос о его строительстве обсуждался почти месяц. И вот наконец решение.
16 апреля
Позавчера мы выехали из Москвы. Путь в Ленинград теперь очень сложен. На Ярославском вокзале мы сели в поезд, идущий на Вологду, оттуда пересели в поезд, идущий в Череповец, проехали Волховстрой, где попали под кратковременную бомбёжку, и добрались до станции Войбокало. В Войбокале начинается только что выстроенная дорога в Кобону на восточном берегу Ладожского озера.
17 апреля
Прибыли в Кобону – конечный пункт вновь выстроенной ветки, которая питала Ленинград, зажатый в тиски вражеской блокады. Следуя деревянным стрелкам, указывающим дорогу от станции, мы двинулись к роще, подходящей к озеру с северо-востока. За рощей я увидел громадное скопление автомашин.
Дорога через Ладогу оказалась настоящей военно-автомобильной. Движение по ней было очень хорошо организовано. По трассе были установлены надписи, возле указателей стояли морские лампы-мигалки, указывающие машинам направление пути в ночное время.


19 апреля
В 20.00 мы с полковником Синициным поехали в Смольный. Ровно в 9 часов нас вызвали. Генерал Ф.Н. Лагунов сидел за большим столом и писал.
Я сразу же предупредил, что цифры, которые я сообщаю, пока предварительные. Трубопровод будет уложен по дну озера. Его пропускная способность намечается в пятьсот – шестьсот тонн бензина в сутки. Для осуществления строительства необходимо примерно тридцать пять километров труб, 1000–1500 кубических метров ёмкостей для хранения горючего. Необходимо все материалы, и в первую очередь трубы, доставить к месту работ до 30 апреля и уж никак не позднее 5 мая.
21–22 апреля
В Кокорево прибыла гидрографическая партия, которой было поручено исследование подводной части трассы. У берега весь инструмент и другое имущество перегрузили с машины на лёгкие салазки. Партия состояла из начальника-гидрографа, двух его помощников, нескольких матросов и представителя ЭПРОН (Экспедиция подводных работ особого назначения) военного инженера Карпова. Ориентировав свой планшет по местности и подозвав одного из матросов, начальник партии приказал ему поставить веху для обозначения начальной точки трассы. После этого вся партия двинулась вперёд по льду. Впереди шёл начальник партии, держа в руках планшет и часто сверяясь с компасом. За ним следовали гуськом остальные. Через каждые сто метров матросы ломами пробивали во льду лунки, через которые промеряли глубины, опускали прибор и брали пробы грунта со дна.
23–24 апреля
Сплошного ледового покрова уже нет. Вчера на озере в километре от берега погиб солдат – наша первая потеря. Произошло это очень неожиданно. Солдаты шли по льду рассредоточившись, и он как-то мгновенно провалился сквозь лёд, и тут же льдина накрыла его. Товарищи не могли его спасти.
Ладожский трубопровод имел огромное значение для обороны и жизнеобеспечения города – по нему в Ленинград поступило свыше 40 тысяч тонн горючего


1–5 мая
Вчера мы присутствовали на очень торжественном в нашей жизни событии – сварке первого стыка труб. Работу выполнял наш мастер, знаменитый сварщик Григорий Иванович Ломоносов. Быстро прикрепив шланги к баллонам, присоединив горелку, он открыл вентили и зажёг газ. Длинная синяя струя пламени начала бить из конца горелки. Надев сварочные очки, он сел верхом на трубу и направил пламя на стык двух труб. Ломоносов работал как чародей. Вокруг него столпились люди и, не отрываясь, смотрели на пламя горелки. Бойцы смотрели на сварочный шов и удивлялись чёткому почерку сварщика. Темп сварки к 5 мая достиг уже пятисот – шестисот метров в день.
26 мая
Утром мы все собрались у спусковых дорожек. Сегодня с утра приступаем к сварке первой плети и её выводу на озеро. Озеро неспокойно, да и опыта ещё у нас нет, поэтому решили первую плеть сварить длиной в тысячу метров. «Малыш» (катер. – Ред.) подцепил на трос понтон с передним концом плети и стал выводить её на трассу, достигнув скоро плавучей вешки, установленной в створе трассы. Однако сильный ветер стал относить в сторону задний конец плети в южном направлении, и скоро только катер с головным понтоном плети оставался на трассе, а вся плеть заняла положение параллельно берегу... Пробовали на лодке завести к заднему понтону тросы, чтобы немного затянуть его к берегу, но трос соскользнул и всё кончилось неудачей.
27–31 мая
Утром проснулись раньше обычного. Едва только начало светать, все уже были на берегу. Водолазы осмотрели участок дна, где была потеряна плеть трубопровода, но её на месте не было. Это был тяжёлый урок. Мы поняли, что таким способом нам трубопровод не уложить. Надо менять метод производства работ. Прежде всего мы потребовали ещё один катер, чтобы буксировку каждой плети на трассу вести двумя катерами. Тридцать первого мая в 10 часов утра мы подготовили к отбуксированию с помощью двух катеров новую плеть. Всё шло хорошо, и погода нам благоприятствовала.
15 июня
С озера приехали А.С. Фалькевич и Г.И. Ломоносов и сообщили, что последний стык на озере сварен и завтра можно и надо приступить к испытаниям. Условились, что я и А.С. Фалькевич переберёмся на восточный берег, начнём закачку воды в трубопровод, проведём испытания на давление и затем приступим к закачке горючего.
16 июня
Вышли мы на катере, когда ещё было темно. Озеро проехали спокойно и высадились на мысе возле наших головных сооружений. Когда мы подошли к ним ближе, то порядком удивились: ведь я не был здесь всего четыре дня, а за это время все работы закончены, резервуары смонтированы, обвалованы, все устройства для слива горючего из прибывающих железнодорожных цистерн также закончены.
17 июня
Наконец, ночью 17 июня прибыл долгожданный транспорт с керосином. Его рассредоточили, опасаясь налёта авиации противника. Подали под разгрузку первые две железнодорожные
цистерны по пятьдесят тонн. Приём керосина из железнодорожных цистерн вели через первую группу ёмкостей. Головные насосы работают отлично. К вечеру весь трубопровод от головной насосной до Борисовой Гривы был заполнен керосином.
19 июня
Девятнадцатого утром был подписан официальный акт о сдаче бензопровода в эксплуатацию. К вечеру 19-го первые цистерны на ленинградском берегу были налиты автобензином в Борисовой Гриве и отправлены по назначению во фронтовые части.
После пятидесяти суток работы без отдыха, почти без сна все мы сразу оказались не у дел. Я забрался в палатку и проспал почти до вечера.
К вечеру мы вновь собрались и стали подсчитывать, что же было сделано за пятьдесят дней. А сделано было немало: сварили пять тысяч восемьсот стыков, смонтировали две тысячи сто кубометров ёмкостей, проложили двадцать один километр труб по дну Ладожского озера и восемь километров труб на берегу, построили и смонтировали головную насосную станцию на мысе Кареджа и наливную станцию в Борисовой Гриве, железнодорожные ветки и много, много другого.
20 июня
Вечером 19-го мы прибыли в Ленинград. Утром военный совет фронта прислал нам поздравление с окончанием работ. К 20.00 мы были приглашены в Дом Красной Армии. Впервые я был в этом прекрасном старинном доме, совершенно нетронутом войной. Военный совет фронта устроил здесь приём для группы проектировщиков, строителей, монтажников. Всего было приглашено человек двадцать пять.
Был прочитан приказ командующего фронтом генерала Говорова, и многие из нас были отмечены благодарностью командования фронта и награждены именными часами. После этого был устроен концерт с участием Клавдии Шульженко. Потом был ужин. В мирное время он считался бы слишком скромным, но нам он показался просто царским пиром.
Давид ШИНБЕРГ

Responsive Free Joomla template by L.THEME